//От Радосте к Радосте. (Петроградская Голгофа) - (новинка)

Экскурсия «Петроградская Голгофа»

Главная / Паломнические поездки / Однодневные паломнические поездки / От Радосте к Радосте. (Петроградская Голгофа) - (новинка)
  • Никольское кладбище / Тихвинское кладбище / храм Спаса-на-Крови /Левашово
  • 28.10.2018, 11.11.2018, 16.12.2018
  • 1 день
  • 1000
  • Заказать поездку

Маршрут паломнической поездки

Описание поездки

Авторская программа : Ирины Семеновны Лозовая, профессионального экскурсовода. 

Посвящена новомученникам и исповедникам Петроградским.:  услышите рассказ о свщмуч. митр. Вениамине, прот. Иоанне Кочурове.
Мы побываем в Александро-Невской лавре, где похоронен священномученик протоиерей Пётр Скипетров, подойдем к поклонному кресту у могилы убиенных казаков 3 июля 1917 года. дань памяти растрелянным насельникам монастыря: "стена плача". т.д. Узнаем о жизни и подвиге священномученика Философа Орнатского, митрополита Вениамина Петроградского и Гдовского и др.новомучеников и помолимся на мемориальном кладбище в Левашово - где похоронены за веру пострадавшие в годы безбожной власти.
11:00  Встреча на площади у надвратной церкви во имя иконы "Всех скорбящих радосте"  Свято-Троицкой Александро-Невской лавры. Посещение              Никольского кладбища.
12:30   Переезд в церковь Воскресения Христова, место служения Философа Орнатского со своими сыновьями. Скульптура царственных                               страстотерпцев: Николая и Александры.
13:15   Также посещение храма Андрея Критского на Рижском проспекте, подворье Константина-Еленинского монастыря, храма, освященного                       православными реликвиями и иконами, писанными на Афоне с мощевиками: "Малый Афон" называют этот храм. Посещение музея при                    храме.
14:15   Переезд в Левашово. Скульптура "Молох". Таблички с надписями. Читаем молитвы священномученикам Петроградским, ставим свечи и                    отдаем дань памяти минутой молчания всем репрессированным в безбожное время.
15:30   Переезд в храм Всех скорбящих Радосте на проспекте Чернышевского. Молебен у  Поклонного Креста. ( рядом фотографии                                        новомучеников и исповедников Петроградских).
            Смоленское кладбище. Экскурсия с посещением могилы сорока новомучеников" 
 
 
Священномученик Петр родился 4 июня 1863 года в селе Станки Вязниковского уезда Владимирской губернии в семье священника Иоанна Скипетрова. После окончания Шуйского духовного училища Петр поступил во Владимирскую Духовную семинарию, которую окончил в 1884 году. В 1883-1884 годах Петр Иванович служил псаломщиком в одном их храмов во Владимире. 8 февраля 1884 года он обвенчался с девицей Антониной, дочерью иподиакона Исаакиевского кафедрального собора в Санкт-Петербурге Николая Заозерского.
18 февраля 1884 года Петр Иванович был рукоположен во диакона к Исаакиевскому собору; в 1886 году он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую окончил в 1890 году. В 1892 году он был рукоположен во священника к церкви во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при детском приюте принца Ольденбургского.
В 1898 году отец Петр был переведен в церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что на Стеклянном заводе. Храм был возведен на месте явления чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками.

Кроме приходского служения отцу Петру приходилось исполнять многие епархиальные послушания: с 1886 по 1892 год, а с 1914 года — членом правления Санкт-Петербургской Духовной семинарии.
В 1912 году отец Петр был назначен настоятелем церкви во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». За ревностное и беспорочное служение он был возведен в сан протоиерея.
В начале января 1918 года большевистское правительство стало готовиться к изданию антихристианского декрета об отделении Церкви от государства.

 В субботу 13 января 1918 года во время поздней литургии в покои наместника Лавры епископа Прокопия (Титова) явился отряд матросов и епископу было заявлено, что все помещения в Лавре будут изъяты в пользу советских учреждений, сохранится только богослужение.
15 января на имя епископа Прокопия пришло распоряжение комиссара наркомата призрения Коллонтай, — одной из известных блудниц в большевистском правительстве, пропагандировавшей идею публичного разврата, — что все помещения и капиталы Лавры будут реквизированы.
16 января назначенный большевистским правительством комиссаром Лавры Иловайский потребовал от наместника сдачи всего лаврского имущества. Епископ Прокопий отказался исполнить беззаконный приказ. 17 января представители от братии Лавры начали вести переговоры с Коллонтай, но она категорично заявила, что отменить предполагаемого захвата Лавры не может.
19 января (1 февраля) в начале второго часа дня в Александро-Невскую Лавру прибыл комиссар Иловайский в сопровождении двенадцати солдат и пяти кронштадтских матросов. На соборной колокольне звонари ударили в набат, на него отозвались колокола ближайших церквей — Борисоглебской, Знаменской и Скорбященской. Отовсюду к Лавре стал стекаться народ. Иловайский арестовал епископа Прокопия. В это время в келье наместника находились четыре монаха, члены лаврского совета. Епископ Прокопий был выведен из кельи и заключен под стражу в одном из помещений Лавры, а к четырем монахам была приставлена стража из четырех красногвардейцев. Иловайский вышел во двор Лавры, где его тут же окружила разъяренная толпа, и дело, вероятно, могло бы окончиться расправой над ним, если бы не находившиеся рядом монахи, которые стали успокаивать народ, а затем один из монахов, загородив собой комиссара, провел его окольной тропинкой к солдатам прожекторной команды, располагавшейся в одном из зданий Лавры. Одновременно с Иловайским покинули Лавру и красногвардейцы.
Вскоре на помощь захватчикам прибыл из Смольного грузовик с красногвардейцами, вооруженными двумя пулеметами. Этот отряд снова возглавил Иловайский. Пулеметы были поставлены на лаврском дворе напротив храма в честь Сошествия Святого Духа. Все это время продолжал звучать лаврский набат. По звонарям было сделано несколько залпов, но набат продолжался. Тогда Иловайский с красногвардейцами вошли в наполненную богомольцами церковь. Иловайский, узнав, где вход на колокольню, поднялся наверх и, угрожая оружием, согнал с колокольни звонарей. Красногвардейцы внизу стали изгонять из Лавры богомольцев. Раздалось несколько выстрелов. Один из богомольцев был ранен.
В это время к Лавре направился протоиерей Петр Скипетров, намереваясь пройти к митрополиту Вениамину. В воротах Лавры священника встретил его сын и стал уговаривать, ввиду могущих быть беспорядков, не идти далее, но отец Петр не обратил на это внимания и направился к главному входу в покои митрополита. Увидев, что его путь преградили несколько вооруженных красногвардейцев, которые пререкались с женщинами и угрожали им оружием, отец Петр вступился за женщин и стал увещевать красногвардейцев не производить насилия над верующими и укорять их за издевательство над народными святынями. Один из красногвардейцев направил револьвер на священника и в упор выстрелил ему в лицо. Пуля попала в нижнюю челюсть и прошла в шею.
Отец Петр, потеряв сознание, упал, и тут же подоспевшие люди уложили его на носилки и перенесли в лаврскую больницу. Положение раненого, однако, было настолько тяжелым, что он был отправлен в лазарет, находившийся на Невском проспекте неподалеку от Лавры. Там его посетила супруга, а затем митрополит Вениамин, который благословил смертельно раненого священника. Отец Петр открыл глаза, узнал митрополита, но уже что-либо сказать не мог. Несмотря на усилия врачей, состояние здоровья священника к 10 часам вечера резко ухудшилось, и в 10 часов 45 минут протоиерей Петр скончался.
21 января 1918 года тело убитого священника было перенесено в Скорбященскую церковь. В выносе тела и совершении заупокойной всенощной участвовал митрополит Вениамин с викариями и многочисленным духовенством. 21 и 22 января у гроба отца Петра побывали тысячи людей и непрерывно служились панихиды «об убиенном за веру православную рабе Божием протоиерее Петре».
Тело убитого священника предполагалось похоронить рядом со Скорбященской церковью, где он служил много лет, но вечером 21 января в местный комиссариат были вызваны священник, исполняющий обязанности настоятеля Скорбященской церкви, церковный староста и председатель церковного совета; им было вручено в письменном виде распоряжение властей не хоронить покойного вблизи храма, так как неподалеку протекает Нева и может произойти загрязнение воды. Узнав об этом распоряжении, митрополит Вениамин благословил похоронить протоиерея Петра на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.
На следующий день, 22 января, в Скорбященской церкви состоялось отпевание убиенного протоиерея. Служение литургии и отпевание возглавил митрополит Вениамин, ему сослужили епископы Прокопий и Артемий  и двадцать пять священнослужителей Петрограда. После отпевания гроб с телом убитого священника по благословению митрополита Вениамина был пронесен по тому пути, которым шел отец Петр к мученическому венцу в последний день своей жизни. В Троицком соборе Лавры была отслужена панихида, а затем лития на том месте, где пролилась кровь священника. Протоиерей Петр Скипетров был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.
В статье, опубликованной сразу же после похорон пастыря, профессор Александр Бронзов писал: «...По крайней мере, не забудем, не должны забыть данного им его мученическою кончиною всем нам урока! Будем же учиться у него, как и нам жить, как и нам смело и безбоязненно проповедовать Христа, Его слово правды. Будем поддерживать в себе, подобно ему, искорку божественную, чтобы не превратиться нам в существ, думающих только об одном материальном, об одном Молохе...
Для нас личности, подобные отцу Петру, всегда будут светлыми маяками, одно воспоминание о которых всегда благотворнейшим образом станет действовать на нас и будет охранять нас от ошибок, от слабости, от падений...»

Священномученик Философ Орнатский, пресвитер и сыновья его, мученики Борис и Николай

Священномученик Философ родился 21 мая 1860 года на погосте Новая Ерга Череповецкого уезда Новгородской губернии в семье священника Николая Ивановича Орнатского. Философ Николаевич окончил Кирилловское духовное училище, Новгородскую Духовную семинарию и в 1885 году со степенью кандидата богословия Санкт-Петербургскую Духовную академию. 17 июля 1885 года Философ Николаевич обвенчался с девицей Еленой, дочерью иподиакона Исаакиевского кафедрального собора в Санкт-Петербурге Николая Михайловича Заозерского.
26 июля 1885 года Философ Николаевич был рукоположен во диакона, а 28 июля – во священника ко храму в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при детском приюте принца Петра Георгиевича Ольденбургского.

Сразу же после рукоположения молодой деятельный священник стал членом Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, с которым впоследствии была связана вся его жизнь. Он писал о том времени и причинах, послуживших возникновению Общества: «1881 год останется навеки памятным не только в жизни Петербурга, но и всей России, всего мира. В этом году от руки фанатичных злодеев пал на улице своей столицы благодетель не только своего, но и чужих народов, царь-освободитель. Но это преступление было грозным не столько само по себе, сколько как знамение времени, как небесное предостережение народу, уклонившемуся в некоторой своей части с пути истинного. Это уклонение преимущественно образованного класса русских людей к началу 1880-х годов обнаружилось воочию. Материалистические начала, на которых строили свою жизнь образованные русские люди с 50‑х годов настоящего столетия, обнаружились в забвении Бога и Его закона, в отчуждении от Церкви, в распущенности нравов, в хищении общественных сумм, в частых самоубийствах, в появлении, по примеру Запада, и у нас на Руси нигилистической заразы

События, связанные с цареубийством 1 марта 1881 года, пришлись на молодые годы отца Философа, и впоследствии, размышляя над вопросами воспитания детей, над тем, что является самым существенным в воспитании, он вынужден был признать, что доля сочувствия революционерам жила тогда во многих сердцах и, в частности, и у него. Центром воспитательных усилий родителей и общества должно стать воспитание в ребенке прежде всего человека-христианина.
«Преступление, – писал он, – имеет привлекательный характер в глазах юношей, тем более когда оно оправдывается высокой целью. Так и мы были уловляемы в сети людей, сочувствующих преступлению. 
В 1888 году отец Философ был назначен членом Комитета Православного Миссионерского Общества, в 1890-м – избран членом Совета Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви; 4 мая 1892 года отец Философ был избран председателем этого Общества и на этом посту он успел много потрудиться до своей мученической кончины.
В июле 1891 года он был приглашен для работы в комиссии по строительству церкви во имя преподобномученика Андрея Критского при Экспедиции заготовления Государственных бумаг; 26 августа 1892 года отец Философ по просьбе служащих Экспедиции был назначен настоятелем этого храма.
22 апреля 1893 года отец Философ был избран депутатом от духовного ведомства в Санкт-Петербургскую Городскую Думу. Одной из первых законодательных инициатив священника было издание положения о необходимости праздничного отдыха для торговых людей, «которое давало бы возможность торговым людям как молиться во время поздней литургии до совершенного окончания ее, так и посетить духовную беседу вечером; об открытии магазинов и лавок по праздникам в два часа дня и окончании торговли в пять-шесть часов вечера».

В 1894 году отец Философ был избран членом городской комиссии по народному образованию и председателем аналогичной комиссии по Нарвской части Санкт-Петербурга, где размещалось много крупных заводов и было всего два приходских храма. В 1894 году священник обратился к Городской Думе с просьбой выделить землю для построения храма на пять тысяч человек, помещения при нем для ведения духовных бесед и бесплатной библиотеки с читальным залом. В том же году на это место был перенесен, собран и освящен деревянный храм в честь Воскресения Христова, начато издание еженедельного журнала «Санкт-Петербургский духовный вестник», редактором которого был избран отец Философ. Одним из деятельнейших сотрудников журнала стал отец Иоанн Кронштадтский, печатавший в нем свои проповеди и отрывки из дневников.
В 1898 году при Воскресенском храме было учреждено Александро-Невское общество трезвости, которое «понимало под трезвостью не одну... добродетель воздержания от спиртных напитков, но целостное, христиански-органическое начало жизни, приводящее в гармоническое сочетание все творческие силы человека и предохраняющее его от пьянящего подавления темными силами, и с первых же пор направило свою деятельность на устранение самих причин и условий зарождения нетрезвости».
В 1898 году был освящен храм во имя Иоанна Предтечи, построенный при непосредственном участии отца Философа, ставший духовно-просветительным центром на Выборгской стороне.
В 1895 году отец Философ был награжден наперсным крестом. 14 ноября 1898 года он за усердную и полезную деятельность на посту председателя Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной церкви и труды по построению трех храмов Общества был возведен в сан протоиерея. В 1899 году была открыта бесплатная библиотека-читальня имени «М.В. Ломоносова», организатором и первым директором которой стал протоиерей Философ.
В ночь на 24 ноября 1899 года сгорела Предтеченская церковь на Выборгской стороне, но отец Философ не растерялся при этом искушении: под временный храм был приспособлен соседний барак вместимостью до тысячи человек, и вскоре богослужения возобновились, а на месте пожарища стал воздвигаться новый каменный храм.
Человек широких взглядов, протоиерей Философ живо интересовался социальными и религиозными тенденциями, которые были насущны для общества в данный момент. В это время стало входить в моду обсуждение вопросов о равноправии мужчины и женщины, относящихся к области их равенства в профессиональных занятиях. Отец Философ писал: «Итак, и святое Евангелие, и светская литература, и житейская действительность согласно свидетельствуют, где источник обновления женщины, родник ее плодотворных и великих сил. Этот источник – ее верующее, чистое, любящее сердце. Верующая и любящая женщина способна на великие подвиги, хотя бы их ареной служил и малый мир, называемый семьею. Малый... Но не созидается ли из этих малых миров громада общества? И от целости и крепости семьи не зависит ли и крепость государства? А посему обыденные и, по-видимому, малые подвиги, совершаемые в семье женщиною, получают громадное общественное значение. Женщина – мать, воспитательница и учительница детей, нравственно-сдерживающее начало для мужа, блюстительница мира и покоя у семейного очага и государственный деятель. Христиански, самым житием своим, по выражению евангельскому, влиять на мужа, молиться над спящим и бодрствующим ребенком, учить дитя молитве и руководить его волею в добром направлении, сидеть у его одра болезни – не ниже, а выше, чем служить в канцеляриях и конторах или заниматься научными исследованиями и улучшениями человеческих отношений».
С каждым десятилетием все более расшатывались религиозно-нравственные основы русского общества, и отец Философ, обращаясь к его образованной части, в 1894 году писал: «Смотрите: вот, жизнь христианская расшатывается в самых ее устоях. Религия и вера объявляются отжившими свой век, на место Бога люди ставят человечество и служением ему хотят заменить служение Богу. Мир духовный объявляется несуществующим, и Ангелы добрые и злые, о которых прямо и решительно свидетельствует Святое Писание, признаются только нашими понятиями о добром и злом. Правда, провозглашается такое учение пока робко, не вслух, иногда даже с именем Бога на бестрепетных устах. Тем не менее оно влечет за собой и многие другие отрицания, и прежде всего отрицание семьи, этого зерна, от целости которого зависит целость государства. Находятся люди, которые брак не признают союзом нравственным, заключаемым для обоюдного спасения мужа и жены и христианского воспитания детей, но обращают в простую сделку, ради чувственных наслаждений и выгоды. Дети не воспитываются в истинах веры и правилах благочестия – напротив, родители готовы отказаться от них, как от излишней обузы. И если бы не Церковь в союзе с властью, то из многих детей нашего времени воспитались бы прямо безбожники, преступники, опасные для людей.
Но вот и еще более зловещие знамения времени: в современном поколении слышатся хулы на Самого Духа Святого! Народ русский, зачатый православной верой, ею выращен в великий и могучий народ, ею стоит и мужает. И мы еще не дожили до открытого безбожия, до того, чтобы оно проповедовалось публично, как это делается уже в странах, опередивших нас на пути к великой скорби последних дней мира. Но в последнее время в разных местах и нашей родины обнаруживаются и поднимают голову еретические учения, сродные открытому безбожию. Они проповедуются или от имени поверхностной науки, или противопоставляются недостатком нашего человеческого исповедания веры. Эти учения находят чаще безмолвных, но нередко и громко заявляющих о них сторонников, и не только среди людей образованных, но – что особенно горько и страшно – и среди простецов... Разъедающий рационализм, открыто изгоняющий веру из жизни, особенно когда он распространяется среди простецов, опасен не только в религиозном отношении: он несет свои отрицания и в сферу семейной жизни, подтачивает наш государственный организм, подрывает авторитет власти...
В то время как мы спали духовно, устремляясь кто на село свое, кто на куплю свою, враг рода человеческого уловлял в свои сети простодушных и, указывая им на наши слабости, распалял их ненавистью к нам. И вот мы стоим лицом к лицу с врагом, который через наших же плененных греху собратий, наносит нам раны. Нам предстоит борьба подлинная не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных ]».
В 1903 году отец Философ был командирован в Саров для участия в торжествах по прославлению преподобного Серафима Саровского, здесь он сослужил митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Антонию (Вадковскому) и произнес в различных храмах обители семь Слов и поучений, которые были выпущены затем отдельной брошюрой. Впоследствии в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения на специальном заседании, посвященном памяти преподобного Серафима и собравшем множество слушателей, протоиерей Философ подробно рассказал о саровских торжествах.
1 сентября 1903 года была открыта техническая школа при Экспедиции заготовления Государственных бумаг, и протоиерей Философ был назначен законоучителем этой школы и временно исполняющим обязанности заведующего. В 1903 году было построено и освящено здание с залом для духовных бесед на тысячу человек, второй этаж здания планировалось после перестройки отдать под храм в честь преподобного Серафима Саровского. В том же году Общество возвело здание и открыло зал для бесед на тысячу человек на Большой Охте, был построен и освящен храм во имя Иоанна Предтечи на Выборгской стороне. Во все это время членами Общества проводилось множество религиозно-просветительских бесед; в 1903 году таких бесед было проведено 5 837 и на них побывало два миллиона двести тысяч слушателей. 27 декабря 1903 года протоиерей Философ был награжден золотым наперсным крестом.

В 1908 году было завершено строительство храма Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Во время литургии после освящения храма отец Философ был награжден митрой. В 1909 году за Нарвской заставой было начато строительство восьмого храма Общества в честь преподобного Серафима Саровского, которое было завершено через год. В ночь на 29 июля 1912 года в храме возник пожар, удалось спасти лишь часть церковной утвари, икон, облачений и антиминсы. На экстренном заседании совета Общества было решено приступить к возрождению храма, и уже 30 декабря 1912 года епископ Гдовский Вениамин (Казанский) совершил освящение возрожденного храма.
28 июля 1910 года исполнилось двадцать пять лет священнического служения отца Философа, но в этот день он решительно уклонился от каких бы то ни было чествований, проведя его в молитве в Саровской пустыни у мощей преподобного Серафима. Однако деятельность священника была слишком заметна, и учреждения, коих он был сотрудником, предложили отпраздновать его юбилей 17 октября 1910 года, в день престольного праздника храма при Экспедиции заготовления Государственных бумаг. Юбилейное торжество было начато совершением Божественной литургии, которую возглавил епископ Гдовский Вениамин.
В 1912 году митр.  Владимир назначил протоиерея Философа настоятелем Казанского собора.
В 1914 году началась Первая мировая война. Протоиерей Философ сразу же открыл при Казанском соборе лазарет для раненых. Семья Орнатских передала под надобности лазарета свою квартиру, переехав в меньшую. Лазарет во все время существования содержался полностью на церковные средства и пожертвования прихожан..
2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола, и произошла смена всего государственно-политического устройства России. 6 марта 1917 года временно управляющим Петроградской епархией стал епископ Гдовский Вениамин (Казанский), возглавивший «Союз Церковного Единения», поставивший своей задачей «объединение клира и мирян всей Православной Церкви на почве не политических платформ или веяний современной политической жизни, а на почве христианской задачи, Христова делания, которое прежде всего требует свободы внутренней, а не внешней».
Петроградский епархиальный Собор обратился с воззванием ко всем гражданам России: «Враг ворвался в страну нашу – осквернил наши святые храмы, ограбил и сжег наши города и селения, избивал жителей, насиловал женщин, истязает бесчеловечно пленных братий наших... Среди тяжких этих испытаний и других бедствий, нам ниспосланных, среди народа нашего воцарилась рознь – брат пошел на брата. Земля наша покрылась огнем пожаров, – мучительно стонет церковный набат, слышны вопли ограбленных и погибающих...
Первый свободно-избранный Петроградский епархиальный Собор – мы, миряне и духовенство, избравшие по своему сердцу архипастыря своего, – взываем: “Безумцы, остановитесь! Забудьте распри! Враг у ворот столицы государства нашего. Под шум взаимных ваших распрей он ринется на нас, разорит, погубит дорогую нашу Родину, погубит свободу нашу! Вы не ведаете, что творите: ослепленные злобою, вы идете друг на друга, вы преступно проливаете братскую кровь! Бросьте распри – отразите врага! Освободите, спасите Родину! Она погибает! Помните – в единении сила! Мать Церковь зовет вас на подвиг святой!”».
25 октября 1917 года безбожники-большевики под руководством Ленина захватили власть в Петрограде, и уже 31 октября в Царском селе был зверски убит протоиерей Иоанн Кочуров. Подробное сообщение об этом убийстве отец Философ опубликовал в «Церковном вестнике», приглашая всех желающих прийти на девятый день мученической кончины, 8 ноября, в Казанский собор, где была совершена панихида по протоиерею Иоанну и всем в междоусобной брани убиенным.
5 ноября 1917 года на Всероссийском Поместном Церковном Соборе был избран Патриархом митрополит Московский Тихон (Белавин); 21 ноября была совершена его интронизация и тем самым восстановлен канонический строй Русской Православной Церкви, разрушенный двести лет назад Петром I, сменившим тогда государственный строй с той же решительностью, что и большевики в 1917 году.
Пришедшие к власти безбожники в январе 1918 года попытались захватить одну из главных святынь Петрограда – Александро-Невскую Лавру. 17 января в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание духовенства и представителей приходов, и настоятель Казанского собора протоиерей Философ внес предложение в ближайший воскресный день устроить крестные ходы из всех храмов столицы к Александро-Невской Лавре.
19 января в Лавре был смертельно ранен протоиерей Петр Скипетров, приходившийся родственником протоиерею Философу – их жены, Антонина Николаевна и Елена Николаевна, были родными сестрами. Протоиереи Философ Орнатский и Николай Рудинский, находившиеся в то время в Лавре у митрополита Вениамина, доставили раненого священника в больницу, где он в тот же вечер скончался.
В субботу 20 января во время всенощной протоиерей Философ прочел в Казанском соборе воззвание Святейшего Патриарха Тихона от 19 января, которое отец Философ размножил и разослал по всем церквям Петрограда для прочтения за литургией в воскресенье 21 января.
В воскресенье с 11 часов утра крестные ходы петроградских церквей направились к Александро-Невской Лавре, а затем, после того как во втором часу дня крестный ход во главе с митрополитом Вениамином вышел из ворот Лавры и митрополит прочел воззвание Патриарха и был совершен молебен, общий крестный ход всех городских церквей направился по Невскому проспекту к Казанскому собору, где после обращения митрополита Вениамина к верующим крестный ход был завершен.
В тот же вечер протоиерей Философ выехал в Москву во главе депутации духовенства и мирян Петрограда, просивших Поместный Собор восстановить митрополита Вениамина в звании и правах священно-архимандрита Александро-Невской Лавры. 22 января депутация была принята Патриархом, и на следующий день протоиерей Философ выступил с докладами по данному вопросу в Соборном совете и Соборном отделе по монашеству, и владыке Вениамину было усвоено наименование настоятеля и священно-архимандрита Александро-Невской Лавры.
24 января по благословению Патриарха Тихона протоиерей Философ выступил на Поместном Соборе с подробным докладом, касающимся попытки захвата Лавры большевиками и общегородского крестного хода. Завершая рассказ, протоиерей Философ сказал: «Пора сказать, что разбойники взяли власть и управляют нами. Мы терпели, но терпеть далее невозможно, потому что затронуто Святое Святых русской души – Святая Церковь... На сознательное мученичество идти не следует, но если нам нужно пострадать и даже умереть за правду, это надо будет сделать. Крестные ходы докажут всем, что верующий народ объединяется. Духовенству надо проповедывать народу не по праздникам только, а всегда и везде, где можно. Все должны говорить, что необходимо защищать святую веру, надо кричать об этом в трамваях, кинематографах, на железных дорогах... Пора духовенству объединиться с народом. Если Лавра получила защиту, это защитил ее народ. Если отвоюем Церковь, это сделаем при содействии народа...»
После выступления протоиерея Философа Собор постановил устроить крестный ход и в Москве, а затем крестные ходы прошли по многим городам России. 26 января депутация возвратилась в Петроград, и в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание под председательством митрополита Вениамина с участием протоиерея Философа.
2 февраля 1918 года в зале Общества было проведено собрание, посвященное убиенному 25 января (7 февраля) 1918 года митрополиту Киевскому и Галицкому Владимиру (Богоявленскому), и протоиерей Философ предложил избрать почетным членом Общества Патриарха Тихона.
Протоиерей Философ задумал тогда устроить в подклети Казанского собора подземный храм во имя священномученика Ермогена, Патриарха Московского. В этом храме предполагалось поместить Казанский образ Божией Матери и иконы святых, имена которых носили мученически пострадавшие митрополит Владимир (Богоявленский) и протоиереи Иоанн Кочуров и Петр Скипетров, с соответствующими надписями, повествующими об их кончине, а также осколок снаряда, подобранный отцом Философом в той комнате в Кремле, где находился во время Поместного Собора митрополит Вениамин, – осколок должен был служить лампадой перед образом Казанской.
В 1918 году большевистский праздник 1 мая выпал на Великую Среду и митрополит Вениамин вместе с протоиереем Философом подготовили и выпустили по сему случаю воззвание, призывающее верующих отказаться от участия в этот день в уличных шествиях и гуляниях; большевистским правительством это было расценено как контрреволюционное выступление.
С 11-го по 16 июня в Петрограде находился Патриарх Тихон, который совершил богослужения во многих храмах города, и в частности 13 июня, в праздник Вознесения Господня, в Казанском соборе. Народу на Божественную литургию собралось множество, так что только незначительной части удалось попасть внутрь собора. Во время запричастного стиха протоиерей Философ обратился к верующим со словом. «Прекратилось 200-летнее вдовство Русской Православной Церкви, – сказал он. – Патриарх – с нами. Он – лицо видимой Церкви, ее сердце, средоточие наших упований, объединяющий всех центр. Он возносит сегодня Бескровную Жертву о себе и о людских невежествиях. Велики эти невежествия наши. Но и ослепителен свет торжественного общения народа со своим отцом и Первосвятителем. Пусть же очнутся наконец безбожники и богохульники наших дней, посягающие на святую веру и Церковь, воры и грабители, раздирающие Родину и расхищающие народное достояние, пусть проснутся теплохладные и встанут на защиту родных святынь, пора и всем нам объединяться для пробуждения в народе древле-русского благочестия...»
После литургии был совершен крестный ход с Казанской иконой Божией Матери и с ковчегом со святыми мощами священномученика Ермогена, привезенными Патриархом из Москвы для вновь устраиваемого подземного храма.
На следующий день в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения состоялось собрание с участием Патриарха Тихона, на котором протоиерей Философ поблагодарил Патриарха за принятие им звания почетного члена Общества, а также сказал: «Не на словах только, не в повременной печати, но декретами правительства, претендующими на силу закона, святая вера и Церковь Православная признаются отжившими свой век учреждениями и на место вечных начал христианской жизни провозглашаются и поставляются начала социализма, имеющего перестроить жизнь по-новому. Мы нескрываем своего отношения к социализму и с церковной кафедры открыто проповедуем, что это есть идейно обоснованный грабеж. Социализм враждебен христианству, он не признает неба и хочет устроить рай на земле. Мы знаем по опыту, во что обращаются в социалистическом государстве украденные из христианства святые начала: свобода, равенство и братство. Ныне больше, чем когда-либо, и в России больше, чем где‑либо, ясно, что только на основах подлинного христианства возможно вернуть народу порядок для продолжения спокойной жизни, имеющей конечной целью спасение во Христе. И Общество, имея в рядах своих членов Великого Господина и Отца нашего Святейшего Патриарха на, будет продолжать трудиться для распространения религиозно-нравственного просвещения среди всех слоев населения».
29 июля в Петрограде состоялось чрезвычайное епархиальное собрание для обсуждения вопросов – какие действия необходимо предпринять, чтобы защитить Церковь, ввиду издания советскими властями циркуляра об изъятии из школ предметов религиозного почитания. Напомнив собравшимся о состоявшемся в январе 1918 года крестном ходе в защиту Александро-Невской Лавры, протоиерей Философ призвал духовенство совершить еще один общегородской крестный ход. Но осуществить это ему уже не удалось.
Протоиерей Философ и его супруга Елена Николаевна воспитали десять детей, и старшим сыновьям, Николаю и Борису, Господь судил разделить мученическую смерть вместе с отцом. Давая наставления детям, священник говорил: «Мы всегда должны говорить правду, ибо ложь – главное зло, присущее человеку. Всегда помогать тем, кому трудно, независимо от происхождения, возраста и положения. Всегда уважать старших и старость. Постоянно учиться, совершенствовать себя. Главное – быть человеком, которому не стыдно не только перед окружающими, но и перед самим собой, перед своей совестью, перед Господом...»

Мученик Николай Орнатский родился 4 мая 1886 года в Санкт-Петербурге. Получив первоначальное образование в 10-й Санкт-Петербургской гимназии, он поступил в Императорскую Военно-Медицинскую академию. Во время учебы в академии Николай вступил в Общество распространения религиозно-нравственного просвещения, возглавляемое отцом, и принял деятельное участие в создании церковно-народного хора при храме преподобного Серафима Саровского на станции Графская.
В 1910 году Николай окончил академию и в 1911 году был определен на службу младшим врачом в 197-й пехотный Лесной полк. В том же году он был прикомандирован к Свеаборгскому лазарету для научно-практического усовершенствования. С 1911-го по 1914 год он служил врачом в составе 199‑го пехотного Кронштадтского полка. В 1913 году Николай обвенчался с девицей Серафимой, дочерью протоиерея Иоанна Успенского, полкового священника лейб-гвардии Финляндского полка. С 1914 года Николай принимал участие в военных действиях в составе 6-й Автомобильной роты 9-й армии и был награжден тремя орденами. После окончания Мировой войны он вернулся домой, занялся частной врачебной практикой и пел в храме в церковном хоре.

Мученик Борис Орнатский родился 30 мая 1887 года в Санкт-Петербурге. Окончив 10-ю Санкт-Петербургскую гимназию, он в 1908 году поступил в Константиновское артиллерийское училище. По окончании училища он был произведен в подпоручики и в 1911 году назначен служить в 49-ю артиллерийскую бригаду, исполнял обязанности учителя бригадной учебной команды, помощника заведующего учебной командой и заместителя заведующего бригадным офицерским собранием. В 1913 году Борис был произведен в поручики и в том же году назначен служить в 3-ю батарею 23-й артиллерийской бригады, с которой он принял участие в боевых действиях против германцев в составе 9-й армии. В 1916 году Борис был произведен в штабс-капитаны. Во время Первой мировой войны за отличия в боевых действиях Борис Орнатский был награжден пятью орденами. После возвращения с фронта он жил вместе с родителями, помогая в храме отцу.
19 июля (1 августа) 1918 года, в канун празднования памяти святого пророка Илии, протоиерея Философа пригласили отслужить всенощную на Охте в Ильинском храме при пороховом заводе. По возвращении домой он сел ужинать вместе с семьей – супругой Еленой Николаевной, сыновьями Николаем, Борисом и Владимиром, дочерью Лидией и сестрой Елены Николаевны, вдовой убитого протоиерея Петра Скипетрова. Вдруг раздался звонок, и в дверях появились вооруженные матрос и два красноармейца. Матрос приказал сделать обыск, затем велел священнику ехать с ними, пообещав, что он скоро вернется. Николай вызвался сопровождать отца, и тогда матрос приказал и Борису следовать с ними, и они были заключены в тюрьму ЧК.
Прихожане Казанского собора, узнав об аресте протоиерея Философа, отправили к властям несколько делегаций, но власти не приняли их. «Наконец, в... воскресенье, после обедни, в сквер перед собором собралась многотысячная толпа, главным образом женщин, которая с пением молитв, хоругвями и иконами двинулась по Невскому проспекту на Гороховую улицу освободить... отца Философа. Из толпы вышла делегация, которую коммунисты приняли и уверили, что они отца Орнатского скоро выпустят и что он находится на Гороховой в камере в полной безопасности. Толпа, успокоенная, разошлась».
В ту же ночь всех обреченных на смерть вывезли на берег Финского залива. Перед казнью протоиерей Философ, успокаивая приговоренных к смерти офицеров, которых числом было более тридцати, произнес спокойно и кротко: «Ничего, ко Господу идем. Вот, примите мое пастырское благословение и послушайте святые молитвы». И, встав на колени, он спокойным и ровным голосом прочел молитвы на исход души.

 Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский (в миру Василий), родился в 1873 году на Нименском погосте Андреевской волости Каргопольского уезда, ныне Архангельской области, в семье священника Павла и Марии Казанских. Родители воспитывали сына в благочестии и христианских добродетелях. Полюбив чтение житий святых, отрок восхищался их духовными подвигами, сожалея о том, что в современном ему мире он лишен возможности пострадать за веру православную.

Интерес Василия Казанского к душеполезным книгам и усердие в изучении церковной грамоты предопределили выбор жизненного пути: после окончания Петрозаводской Духовной Семинарии юноша поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. В 1895 году он принял монашеский постриг с именем Вениамин и был рукоположен во иеродиакона, а в следующем году – во иеромонаха. По окончании Академии в 1897 году со степенью кандидата богословия иеромонах Вениамин был назначен преподавателем Священного Писания в Рижскую Духовную Семинарию. С 1898 года – он инспектор Холмской, спустя год – Санкт-Петербургской Семинарии. В 1902 году, после возведения в сан архимандрита, назначен ректором Самарской, а через три года – Санкт-Петербургской Семинарии.

Священник по призванию, архимандрит Вениамин вскоре был возведен на более высокую ступень пастырского служения: 24 января 1910 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры он был рукоположен во епископа Гдовского, Петербургского викария. Среди совершавших чин наречения были митрополиты Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский; † 1912) и Московский Владимир (Богоявленский, † 1918; прославлен в лике святых в 1992 году), архиепископ Ярославский (впоследствии Святейший Патриарх) Тихон (Белавин, † 1925; прославлен в лике святых в 1989 году) и другие иерархи.

Святительский сан Владыка Вениамин воспринял как обязанность пастырского подвига и апостольской проповеди. Его часто видели в самых отдаленных и бедных кварталах столицы, куда он спешил по первому зову, словно приходской священник, в простой рясе, без внешних отличий епископского сана, и где крестил ребенка или напутствовал умирающего. Немало труда приложил он к спасению падших женщин, выступая с проповедями в «Обществе Пресвятой Богородицы». Воздействие его наставлений было велико и многие заблудшие раскаялись в греховной жизни.

Он всегда находил путь к сердцам простых людей, за что был искренне любим паствой, называвшей его «наш батюшка Вениамин». Евангельская простота святителя, отзывчивость, сердечность, доступность в сочетании с открытым лицом, тихим, проникновенным голосом и всё освещавшей улыбкой, располагали к нему даже иноверцев.

События 1917 года вызвали перемены и в жизни Церкви: после Февральской революции правящие архиереи стали избираться на епархиальных съездах клира и мирян. Если в некоторых епархиях это вызвало распри и нестроения, то выборы в Петрограде прошли на редкость спокойно – подавляющее большинство голосов было отдано викарному епископу Вениамину. С 6 марта он – архиепископ Петроградский и Ладожский, а 13 августа, накануне открытия Священного Собора Российской Церкви, назначен митрополитом Петроградским и Гдовским.

Сразу же после избрания на Петроградскую кафедру святитель заявил: «Я стою за свободную Церковь. Она должна быть чужда политики, ибо в прошлом она много от нее пострадала. И теперь накладывать новые путы на Церковь было бы большой ошибкой. Самая главная задача сейчас – это устроить и наладить нашу приходскую жизнь».

В то смутное время трудно было найти человека столь далекого от политики, как митрополит Вениамин. Приступив к осуществлению своей программы, он все силы направил на защиту православного народа России от жесточайших гонений, воздвигнутых на него врагами истины Христовой. По сути, они начались в январе 1918 года после издания декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», который на деле воспринимался властью на местах как сигнал к повсеместному уничтожению главным образом Русской Православной Церкви и ее служителей, к грабежу церковного имущества. По всей стране прокатилась волна закрытия и разрушения храмов и монастырей, осквернения и уничтожения святых икон и мощей, массовых арестов, пыток, ссылок и казней епископов, священников, монахов и монахинь, мирян, лишения Церкви и ее служителей материальных средств к существованию.

Насилие над Церковью не прекратилось и после окончания гражданской войны. Небывалая разруха и голод, охватившие страну в 1921 году, послужили поводом для новых гонений на Церковь, которые проводились под лозунгом «похода пролетариата на церковные ценности». Их изъятие в Петрограде началось в марте 1922 года. Митрополит Вениамин ни минуты не колебался в решении этого вопроса. Являя пример высокой христианской любви, он благословил передачу церковных ценностей, не имеющих богослужебного употребления, на нужды бедствующих, рассматривая это решение как исполнение своего пастырского долга. «Мы все отдадим сами», – говорил святитель.

Однако к голосу Владыки Вениамина власти не посчитали нужным прислушаться. Они объявили, что ценности будут изъяты в формальном порядке как «принадлежащее государству» имущество. В городе, в некоторых церквах, уже началась их конфискация. Изъятие ценностей сопровождалось волнениями народа, но серьезных беспорядков, острых столкновений и арестов пока еще не было. Чувствовалось приближение расправы. Ее ускорило опубликованное 24 марта 1922 года в «Петроградской правде» письмо двенадцати лиц – организаторов обновленческого раскола: они обвиняли все верное Святейшему Патриарху Тихону духовенство в сопротивлении изъятию церковных ценностей и в участии в контрреволюционном заговоре против советской власти. 29 мая 1922 года последовал арест митрополита Вениамина, а 10 июня того же года началось слушание дела, к которому было привлечено еще 86 человек.

Святитель Вениамин на процессе был, как и всегда, простым, спокойным, благостным, убеждающим в невиновности других людей. Перед лицом ожидавшей его смерти он, обращаясь к трибуналу, произнес: «Я не знаю, что вы мне объявите в вашем приговоре, жизнь или смерть, но что бы вы в нем ни провозгласили, я с одинаковым благоговением обращу свои очи горе, возложу на себя крестное знамение (святитель при этом широко перекрестился) и скажу: «Слава Тебе, Господи Боже, за всё».

5 июля 1922 года трибунал объявил приговор, а в ночь с 12 на 13 августа того же года митрополит Вениамин и вместе с ним архимандрит Сергий (Шеин), миряне Юрий Новицкий и Иван Ковшаров были расстреляны на окраине Петрограда.

На братском кладбище Александро-Невской Лавры воздвигнут крест над символической могилой новомучеников Российских.

Священномученик архимандрит Сергий (в миру Василий Павлович Шеин) родился в 1866 году в деревне Колпна Новосельского уезда Тульской губернии. В 1893 году окончил училище правоведения. Был членом IV Государственной Думы, входил в состав секретариата Священного Собора Православной Российской Церкви 1917 – 1918 годов. Был заместителем председателя правления Общества объединенных петроградских православных приходов.

Мученик Юрий (Юрий Петрович Новицкий) родился в 1882 году в г. Умани Киевской губернии. Окончил 1-ю гимназию и Киевский университет. С 1914 года доцент, затем – профессор кафедры уголовного права Петроградского университета. Был председателем правления Общества объединенных петроградских православных приходов.

Мученик Иоанн (Иван Михайлович Ковшаров), родом из Одессы, юрист по образованию, бывший присяжный поверенный. Был юрисконсультом Лавры в Петрограде.

Память священномучеников митрополита Вениамина, архимандрита Сергия, мучеников Юрия и Иоанна празднуется 31 июля (13 августа) и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

Оставить заявку

Для уточнения любых деталей поездки, Вы можете обратиться к нашим менеджерам: